lovesummerandwinter:  

 

 

 

 

 

 

 

 

lubisebya: - и если бы не было разных "бы", о которые мы расшибаем свои лбы. Г. Плисецкий  

 

armona: а потом будет только любовь.  а потом будет только любовь. океаны любви.  если хочешь – тони, если хочешь – ныряй и плыви.  если хочешь – рыдай, если хочешь – на помощь зови,  если хочешь – солёные капли губами лови...  а пока только берег пустой и задушенный крик.  корабли не берут тебя на борт, на свой материк  возвращаясь из странствий, загадочным грузом полны.  неизвестно, что ждёт их в объятьях коварной волны.  ты им, впрочем, не нужен – предельно убогий балласт.  что ж, никто не поможет – а значит, никто не предаст.  твой таинственный остров, твой дивный затерянный мир  за последние годы нечасто встречался с людьми.  и не ты ли его укрывал от назойливых глаз?  раз никто не увидит – уж точно никто не предаст.  корабли ускользают, оставив обманчивый след, –  ведь какое им дело до места, которого нет.  невзирая на сотни тобою прочитанных книг,  есть и нечто такое, чего ты пока не постиг:  что костёр бы подал кораблям очевидный сигнал,  и что тот, кто был близок, совсем не всегда предавал,  что ты мог для начала попробовать выстроить плот  или вовсе отправиться с острова вплавь или вброд.  а вода – не враждебна, и ты для неё – не изгой.  шелковистый прибой осторожно потрогай ногой,  в бирюзовую ласку затем по колено зайди  и почувствуй, как плещется нежность. а там, впереди –  впереди будет только любовь. океаны любви.  если хочешь – тони, если хочешь – ныряй и плыви.  впереди будет только любовь. будет много любви.  и поэтому – встань и иди. и живи. и живи.  

 

Я пишу тебе, чтобы наконец сказать, что ты можешь уйти. Не знаю, какой силой меня тянуло, что каждый раз, забывая о гордости, я протягивала тебе руку. Не знаю, почему я соглашалась с дозволением любить тебя, ибо это лишь убивало меня изнутри. До последнего вздоха, до скрипа, до самой отвратительной боли, до изнеможения, до равнодушия. Я пишу тебе это, чтобы наконец сказать, что согласна на проигрыш, ты можешь выметаться из моей жизни, ибо нить от сильных чувств до безразличия разорвана.